Главная Церкви Форум Об ассоциации написать нам
 
Октябрьск Служения Свидетельства Мероприятия Творчество Контакты
     
Служение в приюте
Мы переехали в Октябрьск в 1998 году и начали новую церковь. До этого момента мы были первой церковью в городе. Многим христианам этот город казался не перспективным и поэтому сюда никто не желал ехать, чтобы начать здесь церковь. Но мы рискнули и поехали. Через один год нашего пребывания мы узнали, что открылся приют для детей, которые ожидают лишения родительских прав или перемещения в какой-либо детский дом или интернат. Дети находятся в этом приюте шесть месяцев и потом они попадают либо обратно в семью, либо в приемную семью, либо детский дом или интернат. Мы решили, что нам (церкви) нужно обратить внимание на этих детей, поэтому мы пришли, чтобы своими глазами увидеть то, что с ними, какие они и как мы можем им служить. Надо сказать, что нам не были рады, ведь мы не из «той» церкви. Тогда мы предложили помочь как-то физически этому учреждению. От этого руководство не отказалось. Мы, как я помню, пошли купить в магазин шампуни для детей и другие хозяйственные потребные вещи, как мыло, стиральный порошок, зубную пасту и т.д. Мы не смогли передать это лично детям, нас просто не пустили к ним и мы отдали эти подарки работникам этого приюта.
Тогда детей было много в этом заведении, больше нормы в два раза. Из-за этого дети не могли питаться в полной мере, как это требовалось детям. Кроме этого, дети были обделены элементарными вещами, как: фрукты, соки, одежда и обувь. Мы видели всё это и нас этот факт сильно волновал. Спустя некоторое время мы стали приходить чаще в надежде, что нас смогут пустить к детям. Но это было редко. Тогда мы предложили, что мы можем привозить детей в детский парк города Сызрани и дети смогут увидеть другой город и детский парк. Директор приюта была согласна с эти и нам удалось несколько раз свозить детей в детский парк за средства нашей церкви. Мы принимали специальное пожертвование, чтобы оплатить аренду автобуса, ведь ехать нужно было автобусу из одного города в другой и обратно также, и расходы на парк. Из нашей церкви приходило на такие служения детям около 5-8 человек.
Меня это всегда радовало, потому что для меня это был сигнал того, что братья и сестры в нашей церкви знают, почему они это делают, поддерживают видение Господа в деле достижения детей любовью Божьей. Нам также удавалось привозить детей в театр на детские спектакли. Дети были безмерно счастливы. Мы проповедовали Евангелие таким детям своими делами и отношением к ним. Нам нельзя было говорить им о Боге, но это мы делали своими молитвами, подарками, заботой. Мы много услышали историй от этих детей о том, какая у них была жизнь до приюта. Нельзя было слушать эти истории без слез. Это все больше побуждало нас служить этим детям. Но жизнь в приюте для них также была тяжелой: пьяные воспитатели, унижения, нехватка еды, одежды, обуви. Некоторые дети не ходили в школу каждый день, потому что у них была одна пара обуви на двух человек. Та обувь, которую мы видели пугала нас и мне казалось, что после войны дети обувались лучше, чем сейчас в мирное время. Я видел, что у некоторых это было просто подошва, привязанная к ноге проволокой. Я плакал от этого… Мы находили какую-то обувь и дарили таким детям. Для них это было счастье, потому что им либо вообще никогда ничего не дарили, либо просто про них забывали. У детей не было даже посуды, из которой они могли бы есть. Они пили воду из банок от продуктов питания. Как я уже говорил ранее, пища была скудной и по этой причине мы приносили тайно еду, чтобы подкармливать детей. Дети начали к нам тянуться и ждать нас каждую неделю. Мы стали приглашать их к себе в гости в церковь, но их не пускали к нам по той простой причине, что у нас «неправильная» церковь.
В приюте возраст детей от 2 лет до 16. Мы молились, чтобы Бог изменил ситуацию в этом приюте, потому что дети больные, голодные и без нужной заботы. Мы молились и ждали ответа… Через некоторое время мы встретись с директором, чтобы предложить ей более тесное сотрудничество. Она не отказалась, но и ничего не сделала для этого. Вскоре после этого она решила порвать свои отношения с нашей церковью и нам пришлось принять унижения и оскорбления публично при всех детях и сотрудниках. Я заметил, как некоторые воспитатели плакали от такого обращения с нами, ведь они видели все, что мы делали для детей, как мы их любили. Для нас это было шоком! Мы приносили много одежды для этих детей, хотели одеть их, чтобы им было веселей и лучше. Мы дарили подарки на Рождество и Новый год, мы приходили и ставили сценки для них. Но теперь наши отношения рвутся…