Главная Церкви Форум об ассоциации Написать нам
Об ассоциации
Церкви
Вероисповедание
Свидетельства
Статьи

 

Искушён во всём, кроме греха.

Предстоящему празднованию Рождества Иисуса Христа посвящается.


В этой статье мы постараемся показать объективное и, осмелимся сказать, верное понимание искушений Христа и того, почему Он может помочь человеку в его уникальных обстоятельствах. Священное Писание говорит: «Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь» (Евр.2:18). Предлагаемый взгляд на этот и другие тексты Библии позволит нам сохранить христопоклонническое состояние сердца, и отбросить, как нечто мерзкое, существующую сегодня в христианском мышлении тенденцию отождествлять Христовы искушения с искушениями греховного характера.  

Некий Ирвин Гейл в своей книге «Стиль Иисуса», несомненно, руководствуясь позитивной мотивацией, обобщает довольно распространённую логику такого нелепого и, я бы сказал, богохульного отождествления, задаваясь следующим вопросом: «как мне поможет Христос, если Он не был искушён во всём, как и я».  То есть, как Иисус может мне помочь преодолеть, например сексуальную похоть, если Он не был ею искушён. Как Иисус может мне помочь победить желание украсть, обмануть, оскорбить и наконец убить, если однажды в Себе Самом Он этого не преодолел. Таким образом, по мысли Гейла, чтобы помочь конкретному человеку, Христу надлежало быть искушённым всем присутствующим в человеческой жизни спектром греха, и именно в той же степени и обстоятельствах, в которых нахожусь я или кто-либо другой. Но возможно ли такое в принципе?

Помыслим, сколько существует и существовало на земле людей и в сколь разных обстоятельствах. Следует признать, что Христос Человек был заключён в определённом культурно-историческом контексте и в определённых, связанных только с Ним обстоятельствах жизни, а, следовательно, все возможные искушения, которыми Он мог быть искушён, ограничены этими рамками. Таким образом, Христос уже не может помочь человеку из другого культурно-исторического контекста, так как, преодолев искушение в виде женщины с оголённым запястьем, Он не стоял перед лицом искушения в виде светской женщины XXI века, а точнее сказать Ему не приходилось жить с такими женщинами бок о бок, как это приходится нам.

Существует мнение, которое пытается иначе решить обозначенную проблему. Суть его заключается в том, что Христос в Себе Самом преодолел не всевозможные греховные искушения, мы уже сказали, что это не возможно, а некие базовые искушения, которые в своём принципе могут иметь отношение ко всем людям в истории, например стремление к удовольствию. Но задумаемся, существует ли базовое искушение в практической жизни. Для наглядности используем пример с цветовым спектром, в котором есть зелёный цвет, красный, синий и так далее. На самом деле в жизни мы не сталкиваемся с цветом в самом себе, мы не говорим: я вижу цвет, но мы проговариваем конкретный цвет.

Другими словами в жизни мы сталкиваемся с конкретными проявлениями цвета, таким образом, цвет в самом себе – это абстрактное, не существующее в тварном мире понятие. То же самое мы можем сказать в отношении базового искушения – это умозрительное понятие, его нет в практическом опыте. Но в опыте существует искушение с конкретным содержанием, и если мы говорим о стремлении к удовольствию, то мы всегда должны проговорить к какому конкретно удовольствию стремится человек, потому что удовольствие удовольствию разница. Помимо того, что удовольствия могут не иметь общей категориальной базы, например удовольствие от еды и удовольствие от пребывания в интернете, удовольствие от секса и удовольствие от наркотика, но и степень вовлечённости человека и сам характер какого-то даже отдельно взятого удовольствия могут быть разные. Таким образом, идея базовых искушений не решает вопроса, как Христос может помочь конкретному человеку в его уникальных обстоятельствах. Очевидно, что Ирвин Гейл и другие мыслители, движутся в ошибочном направлении, вовлекая Христа в спектр реально существующих или абстрактных базовых греховных искушений, играя, таким образом, на грани богохульного фола.

Мы предлагаем последовательный и безопасный путь решения поставленной проблемы. В человеческом диалоге существует высказывание, ставшее уже поговоркой «мне бы твои проблемы», которое свидетельствует о том, что человек, произносящий эти слова, переживает в своей жизни, какие-то более тяжкие обстоятельства, чем его собеседник. Другими словами, человек бывает настолько отягчён своими обстоятельствами, что проблемы собеседника представляются для него вполне решаемыми. Поэтому, чтобы обосновать способность Христа помогать искушаемым, мы должны апеллировать  не к спектру существующих обстоятельств, а к максиме обстоятельств, то есть необходимо найти в жизни Христа некие максимальные обстоятельства, которые бы по своей тяжести превосходили все возможные искушения в человеческой жизни.Согласимся, что оторвавший от земли 100 кг, наверняка знает как поднять 1 кг.

Мы уже отметили, что искать максимальное греховное искушение в культурно-историческом контексте Христа нет смысла, так как это ничего не даёт человеку из другого контекста, который может быть пропитан сигаретами, наркотиками и наконец, телевидением и интернетом, то есть вещами, не существовавшими в эпоху Христа. Да и с другой стороны, можем ли мы наделять нечистыми помыслами Христа, не делая Его грешником. Порассуждаем об этом.

Слово «искушение», употребляемое в Новом Завете, переводится с греческого как испытание. Апостол Иаков в первой главе своего послания говорит об искушениях, которые провоцируются самим человеком, его похотью«В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак.1:13-14). В предыдущей статье о человеческой природе в Боговоплощении мы указали, что Иисус Христос имел совершенно непорочную природу, то есть не только Сам не согрешил, но и был изъят из потока родового греха в силу рождения от Духа Святого и Девы Марии: «…Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» (Лк.1:35), почему Григорий Палама и говорит: «Христос был единственным, не зачатым в беззакониях, ни во грехах чревоносим»(1). То есть в отличие от нас Христос не имел похоти или внутренних греховных императивов, которые с самого детства толкают человека ко греху. Эта мысль подтверждается и словами самого Христа: «… ибо идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего» (Ин.14:30). Итак, во Христе не было ничего, что сатана мог бы использовать как отправную точку обольщения.

Сторонники возможности греховного искушения Христа часто приводят такой аргумент: зачем сатане было искушать Христа, если Он априори не поддаётся искушению. Для начала отметим, что такая постановка вопроса, наделяет сатану божественным атрибутом всеведения, то есть предполагается, что он что-то знает наверняка, с чем мы естественно согласиться не можем, так как ангелы, а сатана тоже ангел, имеют желание проникать в тайну (1Пет.1:12), и соответственно не имеют полноты знания. Таким образом, ответ звучит предельно просто: сатана искушает Христа, не потому что он уверен в возможности обольстить Христа, а потому что он искуситель, такова его природа. Сатана связан в этой искажённой природе (2Пет.2:4), и не может действовать против неё, и это слепое произволение его природы Бог использует в домостроительстве спасения. В тоже время мы не пытаемся исключить какое-либо напряжение человеческой воли во Христе перед лицом искушений, но мы должны понимать, что, не имея внутренних греховных императивов (похоти), Христос иначе, чем мы переживает искушения сатаны. Иоанн Дамаскин по этому поводу говорит: «Лукавый приразился ко Христу совне (с наружи), и не через помыслы, как и к Адаму, ибо и к тому он приразился не через помыслы, но через змия. Господь же отразил приражение и рассеял, как дым, чтобы страсти, приразившиеся к Нему и побежденные, сделались и для нас легко одолимыми, чтобы (таким образом) новый Адам исцелил ветхого».(2)

С другой стороны можно предположить, что мысли бродящие в нашем сознании ещё не являются грехом, а потому и нет проблем с тем, что Христос всё-таки имел некие нечистые помыслы, но успешно справлялся с ними. Такая позитивная оценка помыслов противоречит словам Христа: «А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф.5:28), а также:  «ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления - это оскверняет человека»  (Мф.15:19-20). Таким образом, помыслы, наравне с реализованными беззакониями, по словам Христа, оскверняют человека, от них, прежде всего, следует очищать внутренность чаши (Мф.23:26), или как говорит Соломон вычерпывать: «Помыслы в сердце человека - глубокие воды, но человек разумный вычерпывает их» (Прит.20:5).

Таким образом приписывать Христу нечистые помыслы, означает делать Его таким же грешником, как и любой человек. Итак, если Писание отождествляет нечистые мысли с грехом, то мы обязаны признать, что Иисус Христос не был искушаем подобными мыслями, так как автор послания к Евреям настаивает, что Христос был искушён во всём, кроме греха (Евр.4:15). Значит максиму обстоятельств Христа нужно искать не в грехе, а в чём-то другом.

Так в чём искушён Христос подобно нам?Апостол Пётр открывает нам, что есть другой род искушений, не обусловленных  похотью. Эти искушения могут постигать нас, как страдания посылаемые Богом для совершенствования нашей веры: «О сем радуйтесь, поскорбев теперь немного, если нужно, от различных искушений, дабы испытанная вера ваша оказалась драгоценнее гибнущего, хотя и огнем испытываемого золота, к похвале и чести и славе в явление Иисуса Христа» (1Пет.1:6-7). И этот род искушений, как мы уже говорили в предыдущей статье, непосредственно касался Самого Христа: «хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию, и, совершившись, сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного» (Евр.5:8-9). Таким образом, максима обстоятельств Христа находится в Его страданиях, в них Он уподобляется нам, но восходит несравненно выше, что хорошо видно из драматических событий в Гефсиманском саду: «И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лук.22:44). Итак, Христос преодолевает в Себе страх страданий и смерти, Это переживание является для человека максимальным не зависимо от культурно-исторического  контекста. И эта максима обстоятельств Христа является ещё и максимой в абсолюте потому, что преодолевая страх страданий и смерти, Христос одновременно преодолевает или удерживает Своё всемогущество, способное отменить окружающие обстоятельства в любой миг: «… или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Мф.26:52-53). Вот полнота или абсолют искушения: на крест восходит не несчастная жертва, невольно оказавшаяся в плену непреодолимых обстоятельств, а всемогущий Бог, добровольно подчинивший Себя этим обстоятельствам: «…Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее. Никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее…» (Ин.10:17-18). Не самоубийца, который внешне может казаться свободным, тем не менее пленённый своим внутренним содержанием, которому это его  содержание диктует идею самоуничтожения, а полностью внутренне и внешне свободный от этой идеи Человек отдаёт Себя в руки смертельных обстоятельств, которые Сам же и создаёт (Иоан.18:11; Деян.2:23), преодолевая таким образом самый настоящий, ни чем не замутнённый страх смерти.

В сравнении с этим актом все наши человеческие искушения, в том числе и греховного характера буквально ничто. Поэтому Христос может сострадать нам в немощах наших и, быв Искушен, … может и искушаемым помочь. Искушаемым из любого культурно-исторического контекста, из любых обстоятельств, так как Он восходит на вершину испытания, оставаясь послушным до смерти (Фил.2:8). Христу нет необходимости становиться перед выбором: покурить или не покурить, выпить или не выпить, съесть ещё или остановиться, Ему нет необходимости опытно отказываться от каких-либо греховных соблазнов, когда Он, взойдя на крест, будучи Жизнью, опытно отказался от жизни, со всеми её возможными аспектами в судьбе отдельно взятого человека.

1) Св. Григорий Палама. Беседы. Москва.1993. Беседа 16-я. T.I. C.155.     

2) Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Книга 3, гл20.

Александр Сафронов , г. Ржев
Церковь "Ржевский Христианский Центр"